Hiking

Beginner

Backcountry Skiing

Beginner

Natasha Poletaeva

37 years, Russia

8 months ago

Можно ли убрать тела с Эвереста?

Есть на Земле такое место, где люди без эмоций проходят мимо мертвых тел. Это – Эверест, высшая точка мира…

Фото: Bradley Jackson #128939 Flickr Vision, 2010

Как правило, после очередной трагедии на склонах Эвереста у общественности возникает логичный вопрос: можно ли убрать тела погибших альпинистов со склонов самой высокой горы? Дебаты подстегивает пресса, рассказывающая о «самом высоком кладбище мира» и «смерти в облаках».

Сколько их?

С 1922 по 2018 год на склонах Эвереста погибло почти 300 человек, и, наверное, самой первой известной смертью стало исчезновение английских альпинистов Джорджа Мэллори и Эндрю Ирвина в 1924 году. Тело Мэллори было обнаружено только в 1999-м благодаря случайности, Ирвин не найден до сих пор.

Эндрю Ирвин и Джордж Мэллори (справа).

Джомолунгма, или Мать-гора, в основном, забирает своих сыновей. Более трети погибших – шерпы, отсчет их смертей начат в 1922 году. По статистике, вероятность гибели шерпы на Эвересте в 3,5 раза выше, чем вероятность гибели пехотинца в течение первых четырех лет войны в Ираке. 

Основная причина смерти на Эвересте – лавины и срывы, которые в условиях высокогорья становятся фатальными. На 2017 год 292 человека погибли на склонах, и это число, к сожалению, будет расти. Так, в том же сезоне-2017 (который нельзя считать фатальным) жертвами Джомолунгмы стали 6 человек, в том числе профессиональные альпинисты с многолетним опытом. 

Почему?

Зону выше 8000 метров альпинисты между собой называют «красной зоной» или «зоной смерти». Любой попавший туда человек отдает себе отчет в том, что если ему станет плохо, если случится беда, то на помощь никто не придет. Этот термин впервые ввел в обращение Эдуард Висс-Дюнан (Edouard Wyss-Dunant), руководитель швейцарской экспедиции 1952 года.

Высоты выше 8 тысяч характеризуются атмосферным давлением ниже 35,6 кПа (267 мм рт. ст.) и уровнем кислорода в воздухе, недостаточным для поддержания жизни (например, на Среднеевропейской равнине на высотах от 50 до 100 м давление составляет 760 мм рт. ст., или 101 кПа).

Представьте себя на крыле летящего самолета или попробуйте дышать в три раза реже –  это хотя бы немного поможет вам представить, что чувствуют альпинисты на вершине мира. Которым в подобных условиях нужно идти вверх по сложному рельефу, порой преодолевая вертикальные скальные участки, и все это при температуре от -20° до - 40°С...

Сергей Кофанов, дважды восходитель на Эверест, горный гид, участник спасательной операции на Эвересте

На высоте выше 8 тысяч метров человек с трудом несет сам себя. У тренированного спортсмена или гида в рюкзаке – кислородные баллоны и дополнительные вещи, что в сумме составляет порядка 10 килограммов. С этим снаряжением ты можешь двигаться со средней скоростью один-два  шага в минуту. Представить, что при этом кто-то может поднять и тащить на себе человека, представляется маловероятным (если мы говорим о спонтанной спасательной операции). Тем более что общий вес восходителя в полном снаряжении составляет от 70 до 100 кг.

Ветры на Эвересте могут достигать 78 м/с (175 миль в час). Для сравнения: порог урагана последней, 5-й категории сложности, установлен в 70 м/с (156 миль в час). Его разрушительную силу сложно описать: в 2006 году ураган «Мэтью» 5-й категории сложности, обрушившийся на Флориду, снес 3,5 тысячи зданий и унес жизни почти 900 человек.

Сегодня, в том числе благодаря современным прогнозам погоды, организаторы строят программу так, что люди не ходят наверх в ураганы: клиентские экспедиции уделяют прогнозам повышенное внимание. Но дело не только в ветре и холоде: помимо этого есть еще землетрясения, сбои в работе различных систем организма из-за экстремальных условий; отказ кислородного оборудования, обрыв веревки, ошибка в выборе снаряжения. В результате чего расстаются с жизнью и мегапрофессиональные альпинисты, и шерпы, и те, кто хотел заглянуть за предел человеческих возможностей и постоять на Крыше мира.

Полоса отчуждения 

В подобных бесчеловечных условиях не действуют и человеческие законы. Однако люди, никогда не посещавшие высокогорье, часто не понимают правил «Зоны смерти» и заочно готовы осудить альпиниста, который проходит мимо умирающего на восьми тысячах метров.

Одним из ярких примеров, всколыхнувших горное сообщество, стала смерть англичанина Дэвида Шарпа в 2006 году, соло-альпиниста, рядом с которым прошли почти 40 человек. На высоте 8500 метров Дэвид обессилел и не мог больше двигаться, присев рядом с печально известным погибшим, известным как «Зеленые ботинки» (им считается индийский восходитель Цеванг Палджор, который умер на Эвересте в 1996-м). 

Некоторые просто не видели Шарпа в темноте. Другие уверяли, что приняли Шарпа за тело Цеванга, так как на нем… тоже были зеленые ботинки, и Шарп совершенно не двигался. Как бы то ни было, англичанин скончался от переохлаждения (и стал 199-й жертвой Джомолунгмы). Через год по просьбе семьи его тело было передвинуто с тропы и скрыто от глаз восходителей.

Сергей Кофанов

Вопрос спасения на Эвересте – многогранный. Дэвид Шарп шел на вершину один: без гидов, без шерпов. И, тем самым, заранее поставил себя в ситуацию, когда в случае чрезвычайной ситуации мог оказаться один на горе без помощи – к сожалению, так и случилось.

Осуждать коммерческих туристов, что десятками прошли мимо Шарпа, нельзя. Люди впервые идут по маршруту в экстремальных условиях, с которыми их организмы никогда не встречались (и больше не будут встречаться); они не понимают ситуации вокруг. Возможно, это нормально, что человек сел, сидит и отдыхает? Все восходители слышали рассказы о том, что на Эвересте лежат сотни тел, возможно, это одно из них?

Кроме того, Шарп большую часть времени был без сознания и не реагировал, даже когда к нему обращались и светили фонариком в глаза. К сожалению, его участь была предрешена.

Кладбище под открытым небом

Эверест не раз был свидетелем высочайшего проявления духа, и глубин человеческого падения. Но, стоит отметить, что за последние годы ситуация с трупами на маршрутах Эвереста понемногу меняется. Передвинута вдаль от тропы «Спящая красавица» (Фрэнсис Дистефано-Арсентьева), первая американская альпинистка, совершившая бескислородное восхождение, и не сумевшая спуститься с высоты 8200 метров в 1998-м.

Фрэнсис Дистефано-Арсентьева.

Шквальные ветра унесли «Зеленые ботинки» (тело было снова обнаружено в 2017-м, но поодаль от маршрута). С трупом «Немки» случилась такая же история (Ханнелора Шматц погибла на спуске в 1979-м). В 1984 году ее пытались передвинуть – но при попытках погибли два непальца. А затем ветер много лет сносил вниз по склону замерзшую в сидячем положении женщину с развевающимися волосами и, наконец, сделал свое дело: сегодня Ханнелору не видно с тропы.

А что сейчас?

Несмотря на мрачную статистику, количество восхождений на Эверест не уменьшается. И периодически и в сообществе альпинистов, и в «гражданской» прессе возникают волны публикаций, призывающие спустить тела погибших, мимо которых проходят восходители.

Как мы уже писали, некоторая часть тел был передвинута – иногда благодаря силам природы, иногда – усилиям людей. Это стало возможно, в том числе, и из-за того, что число восходителей и обслуживающих их шерпов растет с каждым годом (648 человек поднялись на Эверест в 2017 году; за один день 16 мая 2018 года это сделали 140 альпинистов).

Сергей Кофанов

Ходит много разговоров о том, что Эверест «завален трупами» и что альпинисты идут наверх, буквально «перешагивая» через тела, – и это не лезет ни в какие моральные ворота. Произносятся фразы «очистим Эверест от трупов» и «они должны лежать в земле».

Эта информация не соответствует действительности. Если подходить с технической точки зрения, на склонах Эвереста и правда лежат более 200 тел, но сегодня по пути наверх человек встречает, может быть, два или три. Телá находятся в стороне, и чтобы их увидеть – надо постараться. Как правило, люди сталкиваются с покойными во время спуска, потому что ночью, когда все идут на штурм вершины, еще темно. Так что мысль «они идут, перешагивая через трупы» не может служить моральным обоснованием того, что погибших надо спускать.

Если альпинист умирает выше 8 тысяч метров при температуре -35°С, через некоторое время его тело превращается в лед. Кроме того, после нескольких дней на высоте оно, как правило, может намертво вмерзнуть в склон: в таких условиях отделить погибшего от поверхности в неизменном виде практически невозможно. В этой связи проблема «спустить тело» вниз практически нерешаема.

Фото: Mari Partyka, Unsplash

Если быть совсем беспристрастным и циничным, то сформулируем так: погибшего в буквальном смысле придется разрубать на куски, отдирая от скал – и это также далеко от человеческих представлений о «достойных похоронах» и «последнем приюте». 

Для того, чтобы это сделать, сначала его нужно отделить от склона, что не всегда представляется возможным без разрушения самого тела.

Исрафил Ашурлы, альпинист, судья международной категории по ледолазанию, президент молодежной комиссии UIAA (International Climbing and Mountaineering Federation, 2010-2017), экс-президент Федерации альпинизма Азербайджана, выполнил программу «7 вершин» в 2007 году

 

В человеческих силах – очень многое. Вопрос – в желании и воле. В первую очередь, все упирается в финансирование – это очень дорогостоящая операция. Которая требует человеческих (в первую очередь) ресурсов – поскольку на таких высотах, на которых находятся тела, использование вертолетной техники имеет ограничение. Поэтому, в первую очередь, будет использоваться труд людей. Это будет вряд ли волонтерская операция: в ней будут участвовать шерпы, для которых это будет работа, за которую надо будет заплатить серьезные деньги.

Но решать проблему как-то надо – не все лежат на тропе, но все, кто погиб на Эвересте – почти 300 человек – в основном, находятся там, где они расстались с жизнью (за исключением случаев, когда тела убирали с тропы куда-то в сторону.

А что, если?

В последние годы шерпы по указаниям экспедиционных лидеров передвигают тела от тропы – и даже это крайне сложный процесс.

Сегодня бóльшая часть погибших на классическом маршруте с Севера (со стороны Тибета)  лежит в так называемом «Кулуаре смерти». Он расположен ниже Второй ступени, выше 8 тысяч метров: примерно там нашли тело Джорджа Мэллори. Т.е. если человек погиб на гребне при восхождении или спуске – его тело найдет свой приют в этом кулуаре, либо на вертикальных отвесах Южной Стены. Там не пролегают маршруты, там не ходят люди.

При восхождении со стороны Непала альпинисты могут погибнуть в других местах; до 2015 года особую опасность представляла ступень Хиллари. Как раз тогда вертикальный гребень из снега и льда высотой 13 метров, окруженный отвесными скалами, разрушило землетрясение. В мае 2017 года английский альпинист Тим Мосдейл (Tim Mosedale) подтвердил, что ступени больше нет, и, по его мнению, теперь подъем и спуск будут еще опаснее. Потому что раньше путь шел по хорошо закрепленным веревкам, а теперь склон нестабилен.  

Возвращаясь к разговору о полноценном «спуске» погибшего вниз – это не просто сложно, а архисложно. Как мы уже писали – речь идет о замерзшем «в лёд» теле весом 100 кг. Если удастся отделить его от склона, нужно будет не только тащить альпиниста вниз силами 10-15 шерпов, но и спускать его по отвесным скалам, которых немало на маршруте. Для этого потребуется целая система закрепленных веревок и не менее десятка опытных восходителей. Которые, увы, тоже могут пострадать – как произошло с непальцами, собиравшимися эвакуировать тело Ханнелоры Шматц.

Можете сами произвести приблизительный расчет стоимости экспедиции по спуску погибшего – с учетом того, что затраты на восхождение одного участника составляют от 40 до 100 тысяч долларов. Не забудьте прибавить цену аренды вертолета: от $5000 до $20000 (максимум, куда они поднимаются – Базовый лагерь Эвереста, высота 5364 м). А полеты с Тибетской стороны и вовсе запрещены китайским правительством (за исключением единичных случаев).

Конечно, известны факты, когда один вертолет поднялся до 12000 метров, а другой садился на вершину Джомолунгмы – но это единичные случаи, которые проходят по разряду «подвиг» (или «маркетинг» – кто как считает), повторять их на постоянной основе не получится.

Исрафил Ашурлы

Когда я собирался на Эверест (MP: Исрафил Ашурлы совершил восхождение в 2007 году по маршруту с Севера), было довольно много информации о том, что «вы будете переступать через тела», «люди будут гибнуть и вы через них будете ходить» – и вы однозначно увидите тех, кто уже умер: и тех, кто давно ушел, например, погибшего в 1996 году индийского восходителя Цеванга Палджора, более известного, как мистер «Зеленые ботинки», и тех, кто умер недавно – Марко Лихтенекер из Словении, погибший в 2005 году. Также в 1999-м на Эвересте обнаружено тело Джорджа Мэллори, который погиб 1924 году.

Перспектива того, что мне придется видеть оставленные тела, в определённом смысле омрачала предстоящую экспедицию. Мне до сих пор не очень по себе, когда я вспоминаю об этом. Но, по счастливому стечению обстоятельств, в ночь моего штурма выпал снег. И когда я поднимался и спускался, я не увидел ни одного тела. Группа, которая шла на следующий день, застала более хорошую погоду, снег растаял, и ее участники видели тела погибших. Возможно, касательно меня – высшие силы распорядились таким образом из-за того, что я так переживал…

Тела, конечно, хорошо бы убрать или, может быть, заложить камнями? В моем понимании, погибшие должны быть преданы земле. Я исхожу из традиций старой школы: людей надо спасать, а тела – спускать. Если не можешь спустить, значит, должен захоронить. Оставлять на всеобщее обозрение, думаю, неправильно: если человек ушел, его тело не должно так напоминать о трагедии.

А по-другому?

В 2017 году был предпринят проект по накрыванию некоторых тел, навсегда оставшихся на Эвересте, специальным нетканым материалом. Открытым остается вопрос: как долго эта ткань сможет сохраниться?  

Накрытое тело Марко Лихтенекера. Фото: 7vershin.ru 

Потому что ветер и снег выше 8 тысяч метров настолько сильны, что с легкостью справятся с любой материей. Обернуть вмороженное в склон тело также невозможно. Закрепить ткань ледобурами или снежными колами? 

Завалить камнями? Некрупные также унесет ветер, да и сколько камней сможет перенести один человек при скорости передвижения один-два шага в минуту и полном отсутствии сил?

Исрафил Ашурлы

Я думал о том, как решить эту проблему, когда работал в UIAA, выносил вопрос на обсуждение; и несколько раз думал, как правильно вернуться к нему. И в процессе осмысления приходил к тому, что все это будет упираться в какие-то средства, которые, возможно, надо будет получать как гранты. На тот момент я не понимал, к какой организации или фонду нам надо апеллировать – кто будет выделять UIAA деньги на эти цели? Куда правильно пойти?

К сожалению, за период моей работы в UIAA мы не продвинулись в этом вопросе. Моя идея не успела сформировать определенную повестку. Возможно, в будущем я вернусь в UIAA и буду вновь продвигать этот вопрос. А возможно, что это сделает в ближайшее время кто-то другой.

Итого

Поэтому вопрос о «спуске» или «захоронении» тел на Эвересте, по всем параметрам, скорее всего, в скором будущем так и не будет решен. Почему? Попробуем провести следующую параллель: за долгие века мореплавания в пучине погибло множество людей, но никто не занимается подъемом их останков с глубины (в том числе, например, с «Титаника»). Порой, с телами сталкиваются дайверы во время погружения – но они не призывают к их подъему и похоронам.

В то же время, альпинистское сообщество неоднородно в вопросе – что же все-таки делать с погибшими на Эвересте? Одни голосуют за то, чтобы постараться убрать все тела, другие – за то, чтобы всё оставалось так, как есть. Однако стоит помнить и о том, что даже если смертельная статистика сохраниться на уровне 2017 года (что совсем не обязательно), и будет прибавлять по шесть мертвых тел в год, то через некоторое время на самой высокой вершине мира будет буквально негде развернуться. Так что рано или поздно проблему решать придется. И если этим займуться специалисты из UIAA или других международных горных структур – то честь им и хвала.

В любом случае, стоит помнить, что альпинисты, которые идут на высочайшие вершины мира, сами выбрали свой путь, так будем относиться к нему с уважением. И стараться сделать горы ближе и безопаснее для тех, кто только начинает свою дорогу к вершинам.

How To Remove Dead Bodies From Mount Everest?
32 Like Natasha Poletaeva
10 THINGS YOU SHOULD AVOID DOING IN NEPAL
7 Like Natasha Poletaeva
Elbrusiada 2018: Group Ascent to Elbrus
6 Like Natasha Poletaeva
Как готовиться к высотным восхождениям?
2 Like Natasha Poletaeva
10 Shame Questions about Mt Everest
2 Like Natasha Poletaeva
Red Fox Elbrus Race: 10th Annual International Festival of Extreme Sports
1 Like Natasha Poletaeva
​Monsters of Snow
1 Like Natasha Poletaeva
XVIII Red Fox Adventure Race
1 Like Natasha Poletaeva
Cuánto ganan los guías de montaña o por qué el guía es similar a un whisky
0 Like Natasha Poletaeva
10 стыдных вопросов про Эверест
0 Like Natasha Poletaeva
See all
Rental Gear
Price: $0.50 / per day

Location: Australia, Sydney, New South Wales

1 review
Add to wishlist

Join the growing Alpine Community now.